Камиль Фламмарион
Французский астроном Камиль Фламмарион (1842-1925) предпринял попытку научного исследования таинственных явлений, сопровождающих смерть близких людей

Астроном К. Фламмарион: необычные явления после смерти близких говорят в пользу существования души

Фламмарион писал о том, что на свете есть множество необъяснимых фактов, принадлежащих к области неведомого и таинственного:
 
  •  телепатия;
  •  ощущения на расстоянии;
  •  предчувствия;
  •  видение во сне, предвидение будущего;
  •  необъяснимые шумы;
  •  движение предметов без прикосновения к ним;
  •  явления умирающих.
 
Более четверти века он следил за этими явлениями, наблюдаемыми на всем земном шаре, и укрепился в уверенности, что они заслуживают изучения в духе беспристрастного исследования. Проведя критический анализ собранных фактов, он утверждал, что эти явления порождаются силами, пока еще неизвестными, и принадлежащими к миру невидимому.
По мнению астронома Фламмариона, в космосе существует динамическое начало, невидимое и неосязаемое, разлитое по всей вселенной, не зависящее от видимой и весомой материи и действующее на нее. И в этом динамическом элементе зиждется разум выше нашего.
В своей книге «Неведомое» он приводит огромное количество фактов — описаний явлений умирающих, понимая под этим проявления умирающих, наблюдаемые близкими людьми наяву, а не во сне. Ниже приведены некоторые из них:
 
1. В одном из германских университетских городов в доме снимали квартиры студент-медик г. Фоглер и граф Шиммельман. Граф занимал нижний этаж, а Фоглер — верхний. Входные двери с улицы и лестница были у них отдельные. Однажды ночью Фоглер читал в постели. Вдруг он услыхал, что входная дверь внизу отперлась и опять затворилась; он не обратил на это внимания, подумав, что возвращается его друг. Однако через несколько минут он услыхал чьи-то шаркающие, как будто усталые шаги по лестнице; затем кто-то остановился у двери его комнаты. Он увидел, как дверь отворилась; но никто не вошел; шум шагов, однако, не прекращался, он ясно слышал шарканье по полу; шаги приближались к его постели. Но никого не было видно, хотя свеча ярко освещала комнату. Когда шаги остановились у самой постели, он услыхал глубокий вздох и сразу узнал вздох своей бабушки, которую оставил в Дании совершенно здоровой. В то же время он узнал и ее походку: то были точь-в-точь шаркающие, старческие шаги его бабушки. Фоглер заметил в точности час этого явления, потому что у него сразу мелькнуло предчувствие, что его бабушка умерла, и все это записал. Позднее письмом из отцовского дома его известили о неожиданной кончине бабушки, которая очень его любила. Смерть последовала как раз в замеченный им час. Таким образом, бабушка простилась с внуком, даже не подозревавшим о ее болезни.
 
2. Об этом случае Фламмариону рассказал в своем письме известный и уважаемый депутат Кловис Гюг. Он описал случай, который произошел с ним в 1871 году. Получилось так, что за написанную им статью, он попал в тюрьму св. Петра в Марселе. В тюрьме, на прогулке он познакомился с Гастоном Кремье, приговоренным к смерти. Они вели беседы о Боге и бессмертии души, и приговоренный пообещал, что когда его будут расстреливать, он подаст о себе весть. 30 ноября, на рассвете, Кловис Гюг был внезапно разбужен легкими глухими стуками в стол. Стуки прекратились и снова начались. Так было 2 или 3 раза. Позднее он узнал, что Гастона расстреляли.
 
3. Несколько монахов собрались на совещание в одном из залов монастыря. Вдруг ставня одного из окон захлопывается со зловещим скрипом. В ту же минуту кто-то из монахов, или несколько человек, вскакивают и восклицают: «Случилось несчастье! Наш настоятель умер!» Настоятель находился в то время за несколько километров от монастыря. На другой день монахи получили известие о том, что их настоятель действительно умер в тот самый момент, когда хлопнула ставня.
 
4. Следующий рассказ содержал описание таинственного случая, произошедшего ночью, когда отец и мать рассказчика были разбужены стуком шагов. Им казалось, что кто-то ходит по комнате в тяжелых сапогах. хотя никого не было видно. Спустя несколько дней пришедшее письмо содержало известие о смерти близкого родственника – брата женщины. Он очень любил свою сестру. Оказалось, что умер он именно в тот день, когда слышались шаги.
 
5. Рассказ военнослужащего Барлатье (декабрь 1890 г). Поутру, его мать сообщила: «Помяни мое слово, кто-нибудь умер из наших родных. Нынче ночью, в два часа, я была разбужена сильными стуками в стенку у изголовья моей постели. Я проснулась, и мне тотчас же пришла в голову мысль, что у нас в семье неблагополучно». Часов в десять того же утра они получили телеграмму, извещающую о серьезной болезни сестры Анжели, настоятельницы общины св. Марфы. Женщина заметила: «За этой телеграммой, наверное, последует другая, извещающая о смерти сестры». Так и случилось. В письме, полученном позднее, сообщалось, что ее сестра после болезни, продолжавшейся несколько дней, скончалась 30 декабря, в два часа ночи, то есть именно в тот самый час, когда женщина слышала стуки у своего изголовья.
 
6. Отец женщины, живший вдали от дочери, захворал. Хотя было известно, что он серьезно болен, в то время у него наблюдалось заметное улучшение здоровья. Однажды ночью женщина вдруг проснулась в испуге: ей показалось, что портрет отца, висевший напротив ее кровати, двинулся с места. В то же время ее охватил такой страх, что она не смогла заснуть. Посмотрев на часы, она увидела, что было ровно час пополуночи. Позднее оказалось, что ее отец умер в тот момент, когда она проснулась и увидела движущийся портрет.
 
7. Женщина, покинувшая родительский дом, находясь в другом городе однажды вечером (январь 1890 г) услышала, как ее окликнули три раза по имени: «Люсина, Люсина, Люсина!» Этот зов сопровождался резким скрипением двери на ржавых петлях. Женщина вспомнила этот скрип — так скрипела старая дверь в отцовском доме. И в этом зове ей почудился голос ее сестры. Всю ночь она волновалась печальными предчувствиями, а наутро получила известие о смерти сестры, скончавшейся накануне вечером.
 
8. Возле постели умирающего находились соседи и друзья, в молчании ожидавшие печальной развязки. Вдруг в стенных часах, не ходивших уже много лет, послышался небывалый шум, оглушительный стук, похожий на удары молотка по наковальне. Присутствовавшие испуганно встали, недоумевая, что бы это значило. «Сейчас увидите»,- сказал кто-то, указывая на умирающего. Немного погодя, действительно, он испустил дух.
 
9. 1886 год. Военнослужащий, проснувшийся от того, что кто-то его тряс , увидел свою родную бабушку, которая сказала слабым голосом: «Я пришла проститься с тобой, мой милый мальчик, ты меня больше не увидишь…» Видение продолжалось несколько секунд. Через некоторое время с почтой он узнал от родных, что его бабушка 76 лет умерла. Ее последние слова относились к внуку: «Я больше не увижу его». Ее смерть наступила в ту ночь, когда бабушка явилась мужчине.
 
Фламмарион проанализировал около 200 случаев явлений умирающих, многие из которых он проверил, наведя соответствующие справки, и был глубоко убежден, что невозможно видеть в них одни выдумки, сказки или галлюцинации со случайными совпадениями.
 
Гипотезу о том, что описываемые явления не более чем галлюцинации, совпавшие с чьей-нибудь смертью, ученый отбросил в виду ее несостоятельности по следующим причинам:
 
1) многие сообщения были проверены и подтверждены;
2) лица, рассказавшие об этих явлениях, заявляли, что находятся в нормальном состоянии здоровья и не подвержены галлюцинациям;
3) не рассматривались сообщения, которые, могли быть приписаны фантазии, самовнушению или различному роду галлюцинаций.
Анализ собранных фактов показал, что они очень разнообразны, наблюдались лицами всех состояний и степеней развития интеллектуального и морального, наблюдались как мужчинами, так и женщинами всех возрастов, во всех классах общества, людьми различных вероисповеданий, равнодушными скептиками или легковерными идеалистами, наблюдались повсеместно, во всех странах и во все времена. Фламмарион уверен, что самая строгая критика не может игнорировать эти факты и обязана считаться с ними.
 
По мнению Фламмариона эти явления немыслимо приписывать галлюцинациям, поскольку субъекты, испытывающие истинные галлюцинации имеют их многократно в течение жизни. Если бы такого рода факты были галлюцинациями, иллюзиями, игрою воображения, то их оказалось бы значительно большее число без совпадений с чьей-нибудь смертью. А между тем наблюдается обратное.
 
Фламмарион утверждал, что наблюдения эти слишком многочисленны, чтобы не представлять собою чего-то реального. Как он писал в своей книге, главное и единственное возражение, которое еще может возбудить спор, — это то, что их можно приписать случайности, нечаянным совпадениям. С целью выяснения этого вопроса Фламмарион провел свои вычисления вероятности.
 
Он рассуждал: «Ограничим срок времени, в течение которого происходит совпадение 12 часами до или после явления, — вообще же они совпадают гораздо ближе. Средняя цифра ежегодной смертности равняется 22 на 1000 человек. Для периода в одни сутки эта смертность в 365 раз слабее, то есть равняется 22 на 365000, или одному человеку на 16591. Итак, значит, имеется 16591 шанс против одного на то, чтобы совпадения на один и тот же день не случалось. Да и то здесь взята общая цифра. Для лиц же молодых, в цвете лет, пропорция понижается до одного на 18000, 19000, 20000″.
 
А так как явления без совпадений почти в 20000 раз … а не в 5000 раз … и не в 10 раз более многочисленны, чем явления с совпадениями, то, очевидно, что между явлениями и смертями существует такая же связь, как между причиной и следствием. Поэтому Фламмарион утверждал, что теория случайностей нечаянных совпадений не может объяснить приведенных фактов и должна быть устранена.
 
Случайность, нечаянное совпадение, несомненно, существуют; но в данном случае это объяснение непригодно.
 
Таким образом, нельзя ни заподозрить недобросовестности со стороны наблюдателей, ни ссылаться на случайность неожиданных и необыкновенных совпадений. Приходится допустить, что дело касается реальных фактов.
 
Цель своих изысканий Фламмарион видел в том, чтобы удостовериться, располагает ли наука достаточными основаниями, чтобы доказать существование души как реальной, независимой сущности, и узнать, переживает ли душа разрушение телесного организма. В результате своих исследований он приходит к выводу о том, что  эти положения подтверждаются.
Поскольку гипотеза о случайности и о нечаянном совпадении была совершенно устранена благодаря исчислению вероятностей, то следует допустить существование психической силы, неведомой, исходящей от человеческого существа и могущей действовать независимо от него на больших расстояниях.
Из всех допустимых объяснений самое простое и вместе с тем само собой напрашивающееся, это то, что душа умирающего воздействует на расстоянии на души известных лиц, испытывающих это впечатление.
 
Предвидя возможные воззражения, Фламмарион писал:
 
Первое возражение «заключается в том, что эти явления умирающих происходят не всегда и даже не часто, причем случаются вовсе не при таких условиях, при которых их более всего можно бы ожидать, а именно, когда, например, трагическая смерть внезапно разлучает два нежно любящих сердца, или какая-нибудь драма сразу разбивает несколько жизней, или когда тот, кто умирает, положительно обещал, надеялся, желал явиться и дать остающемуся в живых доказательство своего загробного существования».
На это можно ответить тем, что «мы не знаем, как совершаются эти проявления, что существуют неведомые законы, трудности, невозможности, что необходимо, чтобы два мозга находились в гармонии, в синхронизме, для того чтобы приходить в содрогание от одного и того же влияния, что близкое единение двух сердец еще недоказывает синхронического равенства двух мозгов, и т. п.»
 
Другое возражение — это нелепость некоторых проявлений, например, захлопывание или открывание окна, сотрясение кровати, стук в мебели, падение предметов, скрипы и шумы и т. п.? Казалось бы, это действие должно быть чисто интеллектуальным, проявиться, например, в слышании голоса любимого существа, видении образа покидающей нас особы, словом — оставаться в пределах психических и духовных. Однако, это возражение уже слабее предыдущего, т.к. большая часть проявлений как раз и состоит из видений и звуков. Эти возражения, по мнению Фламмариона, не мешают фактам существовать и единственным их объяснением может быть только действие духа.
 
Выделение психических сил может превратиться в действия физические, электрические, механические.
Фламмарион предполагал: «быть может, дух, сила, материя суть лишь различные проявления одной и той же сущности, неведомой для наших чувств. Быть может, существует иное начало, одновременно заключающее в себе и разум, и силу, и материю, обнимающее все существующее и все возможное, — первая и конечная причина всего, сила, проявления которой есть лишь различные формы движения».
 
По его мнению, проявления умирающих не представляют собой общего факта, закона природы, и возможно являются только исключением, без известной причины. Но как считал другой ученый — Леверье:  самое важное, самое интересное в науке — это аномалии, исключения. Психические явления принадлежат к высшему порядку и могут навести нас на путь познания психической природы человека.
 
Приведенные Фламмарионом факты почти все говорят в пользу существования души и того, что одна душа может влиять на другую на расстоянии и без посредства чувств. О многих случаях смерти было оповещено путем телепатических сообщений, видений (субъективных и объективных), слышанных голосов, пения, шумов, движений (фиктивных или реальных), словом — путем различных впечатлений.
 
На основании своих исследований Фламмарион делает выводы:
 
1. Душа существует как нечто реальное, независимое от тела,
2. Она одарена свойствами, еще неизвестными науке.
3. Она способна действовать и чувствовать на расстоянии без посредства чувств.
4. Будущее предопределено заранее, в силу тех причин, которые должны вызвать его. Душа иногда способна предвидеть будущее.
Таким образом, совокупность психических фактов показывает, что мы живем среди мира невидимого, где действуют силы, еще неведомые нам. И это вполне согласуется с тем, что нам известно об ограниченности наших земных чувств и о явлениях природы.
 
Источник: К. Фламмарион. Неведомое (пер. с фр. яз.) М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2001. — 256 с.
Поделиться страницей

© 2019-2020  Сайт Продолжение жизни