Т. В. Черниговская, доктор филологических и биологических наук о мозге, эволюции, муравьях и дельфинах

Член-корреспондент РАО, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ, специализируется в вопросах нейронауки, психолингвистики и теории сознания.

 

«Почему эволюция пошла по такому пути? Зачем ей понадобился мозг, который разгадывает законы природы, в то время как природа их знает: атомы и планеты знают, что им делать, таблица Менделеева прекрасно справляется без Менделеева. Зачем такая страшная цена? Получается, что вся эволюция на планете – это нейроэволюция. Все потуги многие миллионы лет шли для того, чтобы в итоге получился такой мозг, как у всех нас? Зачем?..

 

Муравьи живут на этой планете 200 миллионов лет, в то время как человечество существует всего 250 тысяч лет. Что же муравьи за 200 миллионов лет в людей не превратились? Известно, что на это полагается отвечать. На это полагается отвечать: «А их устраивает их биологическая ниша». А остальных что не устраивала эта ниша? Вот мы сюда как попали? Чем нам наша биологическая ниша, когда мы на деревьях сидели, не устраивала? Зачем спустились? Куда делись когти, шкура и хвост? Не чисто здесь дело…»

Т.В. Черниговская о мозге
Проиграть видео
Т. В. Черниговская о вере в жизнь после смерти
Т. В. Черниговская: «Мозг и «Я» — не одно и тоже»
Мнения ученых

Татьяна Владимировна Черниговская (род.1947), доктор филологических и биологических наук, профессор, член-корреспондент РАО, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ.

«…мы познаем мир так, как нам позволяют наши органы чувств, то есть окна и двери в мозг. И так, как нам позволяет мозг. У нас такой мозг — поэтому мы видим такой мир…
Вот всуе было произнесено «субъективная реальность», или есть ещё термин такой — qualia [качества, ощущения, свойства чувственного опыта]. Это едва ли не центральная проблема в этом очень сложном клубке. Потому что квалиа — это на тему: тепло, красиво, вкусно, хорошо. Нет линейки, нет никаких весов, нет никаких приборов, которые могут это измерить. Когда я говорю, что это вкусное вино — нет способа узнать, почему оно вкусное, объективным, инструментальным методом, потому что вам — вкусное, а мне — не вкусное. Это принципиально не переводится на язык физического мира.»
 
Источник: Цикл публичных дискуссий «Каково это — быть камнем? (Субъективная реальность и мозг)» Выпуск 73 — М., 2015. — 72 с.
 
«Один из крупных физиков говорит (а это всё вопрос о душе): «Когда мы начинаем заниматься естественными науками, то первый глоток из стакана естестовознания делает из нас атеистов, но на дне стакана нас ожидает Бог.»
 

«…когда ты продвигаешься чуть дальше поверхности, ты видишь там такие огромные бездны, ты видишь там такое совершенство, такую невероятную и непостижимую гармонию, и такая там музыка, и представить себе, что всё это само случилось, трудно.»

Источник

 

«Никто не может сказать, что является доказательством наличия сознания. Мы никогда не сможем отбиться от того, что можно сказать: это просто сложный рефлекс, так просто действует память или внимание и т. д. Сознание – это то, что противоположено его отсутствию, например, при наркозе? Или это то, что противоположено бессознательному? Или это способность к рефлексии? Это уже ближе. Способность к пониманию? Еще ближе. Но это целый спектр. Серьезные вопросы, кстати, возникают, когда термин «сознание» переводят с русского на английский. Сразу возникает большая проблема. В наиболее спокойной форме это переводится как «mind», что в обратную сторону все время пытаются перевести как «мозг», что неправильно. Почему исследования языка и сознания так важны? Потому что мир для нас таков, каким его может до нас донести наш мозг.»
 
«…есть параллельное описание нейрофизиологических процессов и ментальных состояний, которые то ли ими вызываются, то ли сопутствуют им. Это описание никак не помогает нам ответить на вопрос, как именно поведение нейронной сети порождает субъективные состояния. Из всего, что я слышу в последнее время, приходится сделать вывод, что без серьезной смены парадигмы этот провал в объяснении не будет преодолен. Лавинообразно растут горы хороших фактов, которые мы получаем благодаря все усложняющейся технике. Каждый день появляются новые статьи. У меня создается впечатление, что мы попали в ловушку этих фактов. Не только их количество не улучшает нашу жизнь, но и чем более сложная техника у нас появляется, тем нам же хуже.»
 
«Беда в том, что, смотря в мозг, вы ничего там не видите. Какой бы совершенной ни была ваша аппаратура, дальше возникает этап интерпретации. А она зависит уже от философской позиции. Это круг. Сейчас есть большой скепсис по поводу того, имеет ли смысл вообще все это изучать. Ведь мы не знаем, что с этим делать. Здесь есть и еще одна неприятность. Страшная разница в индивидуальных результатах. Если мы будем даже исследовать одного и того же человека, а не складывать вместе академиков, алкоголиков и т. д., результат все равно будет специфическим. 33 раза был повторен один и тот же опыт с одним человеком. Это просто разные картины. Есть провал в объяснительной базе. Мы можем сказать так: «Мы думаем, что …» — и приложить картинку из его мозга.»
 
Источник: «Язык и сознание: что делает нас людьми?»
Поделиться страницей